ЗАГРЯЗНЕНИЕ ВОЗДУХА

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ GREENPEACE

Российское отделение Greenpeace и более 200 волонтёров провели масштабное исследование загрязнения воздуха летом 2018 года.

По закону Роспотребнадзор обязан информировать людей о загрязнении воздуха, но в реальности получить эту информацию очень трудно, поэтому сейчас мы собираем подписи, чтобы добиться от ведомства своевременной публикации данных онлайн.

Подпишите петицию

Подпишите петицию

Результаты исследования показали, что концентрация диоксида азота (опасного для здоровья вещества) зависит от близости к источникам загрязнения, в первую очередь — к дорогам с интенсивным движением автотранспорта.

По российским нормативам среднесуточная предельно допустимая концентрация (ПДК) диоксида азота составляет 40 мкг/м3. Если эта величина превышена, дышать таким воздухом может быть опасно для здоровья.

В половине проб, которые мы взяли ближе 20 метров от автодорог, среднесуточная концентрация диоксида азота превысила российские нормативы.

В трети проб, собранных на расстоянии от 20 до 50 метров от автодорог, среднесуточная концентрация составила 30-40 мкг/м3, то есть была близка к тому, чтобы превысить российские нормативы.

Исследование проходило в восьми городах: Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Самаре, Казани, Воронеже и Ростове-на-Дону с помощью диффузионных трубок Палмса. В Москве волонтёры установили 120 трубок, в Петербурге — 80, в остальных городах — по 50.

В каждом городе за проведение исследования отвечал координатор, который получил подробные инструкции. При выборе мест для установки трубок мы учли факторы, которые могут повлиять на результаты эксперимента.

Методика исследования была апробирована в нескольких европейских странах. Нас консультировал университет Эксетера, а пробы анализировала сертифицированная лаборатория в Великобритании.

Развернуть текст >

В Москве было собрано 78 проб. Из 17 трубок, установленных на расстоянии менее 20 м от автодорог, 11 показали среднесуточную концентрацию более 40 мкг/м3. Из 37, размещённых на расстоянии более 100 м от крупных автомагистралей, такой результат показали только 4. Максимальные концентрации диоксида азота —101 мкг/м3 (пересечение улиц Бакинской и Кавказского бульвара); 78,71 мкг/м3 (ул. Нижняя Масловка, вл. 10)

Координатор — Диана Малянина

Я учусь на эколога-урбаниста. Это основная причина, почему я стараюсь волонтёрить во всех проектах экологических организаций. До этого я много слышала про Greenpeace, была на посадках леса. Решила прийти на встречу для новых волонтёров — и осталась.

Мне очень интересно это исследование, потому что воздух в моём районе очень загрязнён. К тому же я достаточно давно волонтёр, и хотелось уже попробовать взять на себя ответственность за часть работы.

Люди очень хотели включиться, чем-то помочь проекту. Одна женщина так сильно хотела повесить трубку, что когда они закончились, думала отнимать их у других участников, чтобы повесить в своём районе. У неё была очень активная гражданская позиция, она хотела защитить свой район.

Организовать исследование было сложно: большой поток информации, особенно в начале. Но мне очень понравилось общаться с людьми, которые приходили. То, насколько это было для них важно и любопытно, очень грело душу.

Людей было так много, что я не помню их лиц. Для меня этот проект — это трубочки и руки, которые их забирают.

В Ростове-на-Дону было собрано 28 проб. Трубки, которые были размещены возле крупных автодорог, были отбракованы или утеряны. В связи с этим невозможно предоставить данные по концентрации диоксида азота вблизи дорог. Максимальная концентрация — 39,82 мкг/м3 (пер. Островского, 68).

Координатор — Алексей Милич

Наша команда из 7 человек раздала трубки на двух мероприятиях, на которых мы также рассказали, что такое Greenpeace и зачем нужно это исследование. Пока шёл эксперимент, мы провели ещё две встречи с показом фильмов о загрязнении воздуха и экологии.

Не всё прошло идеально, и часть трубок пропала, но вообще волонтёры у нас классные. Мне особенно запомнился парень, который вызвался объехать пол-Ростова и за пару дней развесил 8 трубок.

Минприроды попросило у нас результаты исследования, но при этом они заявили, что этот эксперимент незаконен и не имеет смысла, потому что по Ростову в нескольких местах производят отбор воздуха. Их позиция кажется мне странной, но данными мы с ними, конечно, поделимся. Также мы проведём несколько встреч с жителями города и с волонтёрами, которые участвовали в исследовании, и опубликуем результаты на сайте движения «Ростов — город будущего».

До того как стать экоактивистом, я организовывал разные социальные проекты: от донорства до новогодней ёлки для детей из детских домов. В 2014-м чуть не начал делать экопоселение за 300 км от Ростова. Эта мечта есть у меня и сейчас. В этом же году я узнал про экологическое движение «Ростов — город будущего», долго следил за их новостями. Они ежемесячно проводили акции по раздельному сбору.

В октябре рядом со мной открылась ещё одна точка по приёму вторсырья, и для меня эти акции стали ближе. Я решил посмотреть, что это такое, и на точке познакомился с девушкой, которая меня и вовлекла в экологию и даже в вегетарианство. Сначала я был обычным волонтёром в «Ростове — городе будущего», а потом начал вести собственные проекты и не заметил, как экология поглотила меня полностью.

Я решил поддержать это исследование потому что с точки зрения урбанистики машины — зло для города. Надеюсь, что проект #ГринписВоздух поможет изменить ситуацию на дорогах, и большую часть пространства отдадут людям.

В Самаре была собрана 31 проба. Трубки, которые были размещены возле крупных автодорог, были отбракованы или утеряны. В связи с этим невозможно предоставить данные по концентрации диоксида азота вблизи дорог. Максимальная концентрация — 39,76 мкг/м3 (ул. Авроры, д.103).

Координатор — Артур Станкевич

Я программист-фрилансер, пишу разные программы для заказчиков. Работаю в коворкинге, люблю путешествовать, езжу на машине, электросамокате и общественном транспорте, хожу пешком.

Пару раз в год участвую как волонтёр в «Том Сойер Фесте», это длительный проект восстановления исторической городской среды руками. Андрей Кочетков, автор этого феста, скинул информацию об исследовании Greenpeace в чат волонтёров, и я решил к нему присоединиться.

Я давно поддерживаю Greenpeace ежемесячными взносами, а тут появилась возможность помочь лично. Изначально задача звучала просто: приехать за трубками в Москву, прослушать лекцию, привезти в Самару и раздать.

Но всё оказалось не так-то просто. Из тех, кто изначально заявлялся, многие не пришли, поэтому довольно скоро стал раздавать по две-три трубки в руки. К счастью, помогли соцсети — отозвалось много моих знакомых и знакомых знакомых, в том числе волонтёры с «Том Сойер феста».

Кроме того, нужно было вести учёт, записывать контакты, следить за тем, чтобы трубки покрывали город, а не скопились в одной куче, а это целая история. Затем пришлось напоминать всем о заполнении анкет, многим — по несколько раз, а после — собирать трубки у участников, причём некоторые не торопились их нести, и несколько трубок так и не успело в Лондон. То, что изначально называлось раздачей трубок, превратилось проект на несколько недель, который в иные дни занимал час-два.

Были, конечно, всякие забавные истории. Например, один из волонтёров занимается тем, что по заказу городских властей спиливает деревья. Это его работа. При этом он, видимо, старается как-то компенсировать это, и ведёт очень экологичный образ жизни, вплоть до того, что сдаёт в переработку использованные батарейки. В исследовании он тоже принял участие с большим рвением, разместил четыре трубки в разных частях города, присылал фотографии, одним из первых заполнил анкеты.

Общее впечатление от проекта у меня положительное: я рад, что в Самаре стольким людям небезразлична тема экологии, и приятно удивлён, что максимальное загрязнение в Самаре оказалось ниже среднего по Москве.

Результаты я обязательно выложу в соцсетях: я столько писал там про проект, когда приглашал к участию, что есть потребность там же доложить и о результатах. Ну и, конечно же, я собираюсь отправить результаты всем участникам.

В Воронеже было собрано 34 пробы. Из них 6 были установлены на расстоянии менее 20 м от автодорог и показали среднесуточную концентрацию диоксида азота более 40 мкг/м3. При этом на расстоянии более 100 м большинство проб были в пределах 20-30 мкг/м3 и ни одной — больше 40 мкг/м3. Максимальная концентрация диоксида азота — 63,22 мкг/м3 (Московский проспект, д.141).

Координатор — Настя Пантелеева

Было очень забавно, когда нас выставили из заведения в центре, где мы раздавали трубки, потому что разом пришло много народа. До этого я ничего подобного не организовывала и не учла, что администратору это может не понравиться. Пришлось уходить, но все отнеслись с пониманием, посмеялись.

А когда пришло время снимать трубки, и мы обнаружили, что некоторые из них пропали, люди так переживали за них! Это было очень мило и приятно, что они так беспокоились за общее дело. А в некоторых трубках мы нашли пауков, которые свили себе в них гнёзда. Наверное, хотели эмигрировать в Великобританию.

Говорят, что первый блин комом, но мне кажется, что мы справились! Много было сил потрачено на переживания — «а все ли трубки я раздам?», «а все ли сдадут?». Очень хотелось сделать максимально продуктивное исследование. Сейчас я думаю, что всё прошло очень даже гладко.

Как я вообще начала интересоваться экологией? Это получилось как-то само. Наверное, жизнь привела. Информация с разных источников об экологических проблемах и картинка в реальности пересекались друг с другом. Потом всё накатывалось как снежный ком: разговоры с людьми, статьи, интерес к тому, как можно улучшить ситуацию, и что я могу сделать для этого.

Большой прорыв был, когда я познакомилась с Лёшей из организации «Природа и молодёжь». Тогда я почувствовала поддержку и смогла задавать вопросы, начала ходить на лекции, знакомиться и встречаться с единомышленниками.

В Санкт-Петербурге было собрано 46 проб. Из 12 трубок, которые были установлены на расстоянии менее 20 м от автодорог, 8 показали среднесуточную концентрацию более 40 мкг/м3. Из 21 трубки, размещенной на расстоянии более 100 м от крупных автодорог, такой же результат показали только 3. Максимальная концентрация диоксида азота — 57,51 мкг/м3 (Большой Сампсониевский проспект, 98).

Координатор — Инна Дудко

Ещё ребёнком я задумалась о загрязнении окружающей среды, когда хотела выкинуть бумажку из кармана, но посмотрела вниз и увидела, что вся земля уже была в бумажках. И тогда я подумала, что я не хочу быть к этому причастна, и с тех пор не мусорю.

Потом очень долгое время у меня просто болела голова от мыслей на эту тему и думала, что мы ничего не можем поменять. Признаюсь, я была крайне пессимистична и даже не пыталась ничего предпринимать. Лишь пару лет назад в моей голове произошёл полный переворот, и на момент переезда в Петербург уже готова была «рвать и метать».

Так что активистом я стала совсем недавно. Начала с участия в акциях по раздельному сбору отходов. С первой же акции я очень вдохновилась, увидев как много людей неравнодушны к вопросу экологии, и убедилась, что мы можем многое поменять. А спустя год — пришла в Greenpeace, где и попала в наш проект по исследованию воздуха.

Я начала чувствовать, что готова заняться чем-то ещё, помимо раздельного сбора. Тогда я ходила на встречи волонтёров Greenpeace, поэтому в офисе бывала часто. И так получилось, что я оказалась в нужное время в нужном месте: мне рассказали, что есть такой проект, и предложили поучаствовать.

От проекта у меня прекрасные впечатления! Во-первых, в нём принимают участие жители города — таких исследований не так уж и много. Во-вторых, это дополнительная информация о загрязнении воздуха в разных районах города. В-третьих — здорово, что это такой масштабный проект, который не ограничивается только столицей. Очень приятно было встретиться с неравнодушными людьми. Жаль, что не со всеми успела достаточно пообщаться. Да и просто люблю исследования — это всегда интересно!

В Екатеринбурге было собрано 28 проб. Из трубок, которые были установлены на расстоянии менее 20 м от автодорог, 25 % показали концентрацию диоксида азота более 40 мкг/м3. Максимальная концентрация диоксида азота — 42,04 мкг/м3 (ул. Московская, д. 247).

Координатор — Владлена Шепелина

Меня зовут Владлена, сейчас мне 23. По призванию я филолог, работаю репетитором английского. На парах устной речи в университете мы затрагивали темы по экологии — так я заинтересовалась, как можно попасть в эту сферу.

На этот проект я наткнулась случайно, и мне стало любопытно, что из него получится. Очень хочется, чтобы то, чем мы дышим 24/7, не вредило нам. Что вообще может быть важнее воздуха?

Участие в исследовании принесло мне новые знакомства и новые впечатления: я впервые общалась с прессой, объездила весь город, составила карту, разослала больше электронных писем, чем, наверное, за всю свою жизнь. Я просила помочь людей, и они помогали! В такие моменты начинаешь верить в человечество и в то, что у нашей планеты ещё есть шанс.

Самым забавным случаем, наверное, было то, что меня узнала одна подруга моих знакомых и предложила сделать совместное селфи, чтобы их удивить.

Вообще, все люди, с которыми я работала, были милыми, дружелюбными и доброжелательными, я очень им благодарна.

Трубки ждала очень разная судьба: какие-то крали из разных районов (самый первый случай — с Сортировки! Помню, как недоумевала, зачем она кому-то может понадобиться), какую-то снесли вместе с ограждением, а какие-то и вовсе остались неиспользованными. Я была к этому готова и очень рада, что удалось сохранить большую часть.

Я бы хотела, чтобы люди, увидев результаты, поняли, что можно менять некоторые свои привычки, чтобы сделать воздух чище и лучше; например, хотя бы иногда пересаживались с машин на общественный транспорт, хотя бы в летнее время ездили на велосипеде. Большие изменения начинаются с малых, а вместе мы можем многое, я верю!

В Нижнем Новгороде было собрано 39 проб. Из 8 трубок, которые были установлены на расстоянии менее 20 м от крупных дорог, 2 показали среднесуточную концентрацию диоксида азота более 40 мкг/м3. Максимальная концентрация диоксида азота — 47,2 мкг/м3 (Московское шоссе, 171).

Координатор — Алексей Бачаев

Я живу в Нижнем Новгороде, занимаюсь дизайном и сценаристикой. Интерес к экологическим проблемам у меня появился примерно 10 лет назад. Толчком к этому стало занятие пейзажной фотографией. С тех пор стараюсь как могу делать мир хоть чуточку лучше: пишу статьи на экотематику и участвую в зелёных активностях своего города — например, в разных акциях и фестивалях.

Мне не безразлична тема загрязнения городов, поэтому было интересно поучаствовать в исследовании, которое проходит в моём родном городе. Я езжу на работу на велосипеде и своими лёгкими чувствую, во что превращается наш город.

Люди, как правило, не замечают, к чему ведёт желание каждого иметь личный автомобиль. Здесь же будут конкретные цифры, с которыми нельзя поспорить. Я буду использовать их как аргумент, когда в следующий раз кто-нибудь спросит меня, почему я предпочитаю автомобилю велосипед.

Сам процесс исследования был очень интересным: люди, которые вызываются участвовать в подобных акциях, просто не могут быть обычными. У всех есть какая-нибудь история, почему они решили задуматься об экологии. Со всеми ими было интересно пообщаться.

Проект сплотил кучу людей и несколько городов вокруг одной из самых главных проблем XXI века. Мы наконец-то занялись тем, чем давно следовало заняться, и мне приятно осознавать, что мой личный вклад, возможно, поможет миру стать чуточку лучше.

В Казани была собрана 41 проба. 18 были установлены на расстоянии более 100 м от автодорог и показали среднесуточную концентрацию диоксида азота менее 20 мкг/м3, а 3 пробы, собранные вблизи автодорог — более 40 мкг/м3. Максимальная концентрация диоксида азота — 56,35 мкг/м3 (Мамадышский тракт, д. 10). Часть трубок были установлены на большом отдалении от дорог и показали концентрации до 10 мкг/м3.

Координатор — Юлия Файзрахманова

Я занимаюсь защитой рек и прибрежных пойм Волги и Казанки в Казани от уничтожения и застройки. Мелководья Куйбышевского водохранилища, включая реку Казанку в городском течении, представлены водно-болотными угодьями — одними из ценнейших экосистем мира. Одна из их уникальных способностей — это очистка воздуха, что очень важно для города. Пойменные рощи также очень эффективно чистят воздух, а потому незаменимы в городской среде. С 2016 года я занимаюсь защитой пойменной рощи реки Казанка вдоль ул. Гаврилова от вырубки и застройки.

Мы уже собрали более 100 тысяч подписей в защиту рек в Татарстане, из них более 42 тысяч — за создание парка именно на этом участке. Но по проекту Генплана, который до конца года будет принят в Казани, большая часть рощи идёт под застройку. Сейчас нам нужен аргумент, что экосистемы в городе действительно чистят воздух.

Собственные данные — что может быть убедительнее. Трубки развешивали жители прибрежных домов, которые очень хорошо понимают, что воздух — это наше здоровье, а сопровождали проект в Казани молодые учёные и аспиранты.

Кроме того, это исследование станет ещё одним аргументом за сохранение зеленых зон в Казани. В частности, мы предполагаем получить данные по нескольким проблемным участкам города. Если к его результатам не прислушаются власти — их точно узнают и поймут горожане. Именно они сейчас должны стать агентами экологичных городских изменений.

Наверное, я сама — до сих пор та городская девочка, которая больше всего любит берега Волги и летние месяцы на рыбалке на дедушкиной даче. В 2012 году я увидела, что на моих глазах засыпают песком под застройку любимые места детства, и во мне что-то перевернулось. Сначала я защищала реку как журналист, когда поняла, что этого недостаточно и стала гражданским активистом, выступала на сходах, вместе с жителями мы брали на абордаж суда, ведущие незаконные работы...

Потом закончила Шанинку в Москве и Университет Манчестера по направлению «урбанист и управление городским развитием». Сейчас — участвую в разработке проектов природных парков, занимаюсь стратегией устойчивого развития агломераций Татарстана. И всегда вместе с народом: людьми, которые понимают, с чего начинается Родина.

Мои дочки говорят: «Когда вырасту — я буду раскапывать речки, если ты, мама, не сможешь их защитить». А вторая добавляет: «Если у нас не получится, я сделаю ракету и все люди смогут на ней улететь с Земли». Я хочу защитить реки сейчас, чтобы им не пришлось делать ни того, ни другого.

Что дальше?

Источники вредных выбросов в вашем городе могут быть разными: транспорт, свалки, заводы и другие объекты. Но чтобы избавиться от них, в любом случае нужна достоверная информация о загрязнении воздуха.

У Роспотребнадзора есть нормативы, которые обязывают ведомство информировать граждан о загрязнении атмосферного воздуха, однако в них не указано, в каком формате и объёме следует это делать. Из-за этого сейчас у людей нет возможности систематически, оперативно и в полном объёме получать эти данные (например, в онлайн-режиме).

Чтобы такая возможность появилась, Роспотребнадзор должен изменить регламент по информированию. Ведомство не ответило в установленный законом срок на запрос Greenpeace о том, как оно собирается решить эту проблему.

Но перемены вряд ли произойдут сами собой — нужно показать чиновникам, насколько много людей хотят получать достоверную информацию о загрязнении воздуха. Для этого Greenpeace запустил сбор подписей, которые в конце октября будут переданы в Роспотребнадзор.

#НепрозрачноКакВоздух